?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Вторая статья по новым техникам игры.

Опубликована в следующей же «Музыкальной жизни» — 2010 / № 12:




Николай Хруст

Новые техники игры на музыкальных инструментах
Часть вторая

Микрохроматика

Интервалы меньше полутона использовались в музыке ещё в первом тысячелетии до нашей эры. Например, ладовую основу музыки древней Индии составляли семь ступеней в октаве, но каждая из них имела несколько вариантов, которые назывались шрути. Всего в октаве насчитывалось 22 шрути, и разница между некоторыми соседними шрути могла быть менее 1/8 тона (по некоторым данным, «октава» в индийской музыке далеко не всегда соответствовала европейской октаве и не была равна 2:1).

В музыке древней Персии октава также делилась на число интервалов большее, чем двенадцать. Более того, строй самих музыкальных инструментов мог частично определяться исполнителем; по словам самих персидских музыкантов настройка инструмента отчасти — «дело вкуса» (что для европейской музыки немыслимо).

В древней Элладе, наряду с диатоническими и хроматическими существовали энармонические тетрахорды. Они содержали по два четвертитона и дитон (интервал, равный большой терции). Сейчас термины «хроматизм» и «энгармонизм» получили иной смысл.

В арабской музыке также использовались очень сложные отношения частот тонов в октаве, в результате чего получались очень сложные и причудливые лады.

В раннем средневековье микроинтервалы были изгнаны из европейской музыкальной практики, так как считались выражением чувственного пресыщения, чуждого раннему христианству.  Они вернулись в европейскую музыку тысячу лет спустя в виде комм, когда теоретики попытались построить совершенную в себе звуковысотную систему, позволяющую играть в разных тональностях без интервальных дефектов. Комма — это мельчайшая разница между энгармонически близкими нотами (в современном смысле слова: например, ля-бемоль и соль-диез), которые, тем не менее, отличаются по высоте в неравномерной темперации. Кроме того, были попытки возродить и древнегреческие энармонические лады. Самый известный пример — композитор и теоретик Никола Вичентино (1511—1575/1576) и его «архичембало», имевший 36 клавиш в октаве. Однако, чаще всего получавшиеся микроинтервалы рассматривались как дефект строя и были чисто «техническими».

Настоящее возрождение микрохроматики произошло в начале прошлого века. Одними из первых композиторов, которые использовали четвертитоны стали Ч. Айвз, Э. Варез, Э. Изаи (в скрипичных сонатах op. 27)... Деления полутона на ещё более мелкие интервалы применили в своих сочинениях А. Хаба, И. Вышнеградский,  упоминавшиеся в предыдущей статье Л. Руссоло, А. Авраамов и другие. Американский композитор Х. Партч создал сложную звуковысотную систему, основанную на чистых (нетемперированных) интервалах; разные её варианты содержали разное число звуков в октаве, самый известный строй Партча — с 43 тонами. Мексиканский композитор Хулиан Каррижо ввёл специальную цифровую нотацию, которая могла обозначать равномерное разделение большой секунды на произвольное число равных интервалов (вплоть до 32-х тона). Многие композиторы одновременно излагали свои системы в виде теорий.

Композиторы середины века часто использовали микрохроматику. Среди них — Дж. Шельси, Я. Ксенакис, Д. Лигети, Л. Ноно, К. Пендерецкий, Т. Райли и многие другие.

Новое осмысление микрохроматика получила в контексте спектральной музыки, где звуковысотность во многом определялась обертоновыми рядами. Именно в таком контексте микроинтервалы использовали Ж. Гризе, Т. Мюрай, М. Левинас, Х. Радулеску и композиторы, которым были близки спектральные идеи, — например, Г. Ф. Хаас.


 
Развитие микрохроматики тесно связано с созданием новых музыкальных инструментов (Руссоло, Авраамов, Карижо, Партч...). Но возможно ли исполнение микрохроматических произведений на традиционных инструментах? Разумеется, да.

На струнных инструментах, включая фортепиано, иногда применяется перестройка струн — скордатура. Например, тип четвертитонового произведения для двух фортепиано, одно из которых перестроено на четверть тона ниже, можно уже считать классическим. Именно так реализована микрохроматика в Трёх четвертитоновых пьесах Ч. Айвза (1923—1924), многих произведениях Вышнеградского (первое из них — Четыре фрагмента — было написано в 1918 г.). Скордатура используется и в квартетах: к примеру, в четвертитоновом квартете Кейджа, некоторых квартетах Хааса и др..

Однако, на инструментах скрипичного семейства можно исполнить любые интервалы без всякой перестройки (именно так поступал Х. Каррижо, который был скрипачом). Вся сложность перемещается в область точной интонации. Однако, вопреки мнению многих музыкантов, освоение, например, четвертитоновой и даже более мелкой интонации не так сложно, как кажется. Легче всего приучить себя к интонированию натуральных интервалов. Тоже самое можно сказать и о таких инструментах, как тромбон, кулиса которого позволяет интонировать звуки сколь угодно точно.
На других медных духовых инструментах микроинтервалы можно получить с помощью губ и с помощью особых комбинаций вентилей. Первого способа лучше избегать, так как с помощью губ сложно добиться точной интонации. В то время как благодаря вентилям точное интонирование вполне достижимо.

При этом можно пойти двумя путями. Первый заключается в использовании нестандартных обертонов, которых духовики обычно избегают по причине их «фальшивости» — несоответствия темперированному строю. Но в данном случае нам именно это и нужно! Как известно, на медном духовом инструменте можно без перемены вентилей извлекать 12—16 разных звуков с помощью так называемого передувания на разные обертоны. Седьмая гармоника — натуральная септима, которая ниже темперированной на 1/6 тона, одиннадцатая гармоника даёт полуувеличенную кварту (нечто среднее между чистой квартой и тритоном). С помощью вентилей мы можем извлечь шесть обертоновых рядов, в каждом из которых будет по одной такой септиме и кварте.

Недостаток вентильной системы заключается в том, что при сочетании вентилей звуковысотность начинает завышаться (недостаточно понижаться); для исправления этого недостатка используются разнообразные способы коррекции. И то, и другое можно также использовать для получения микрохроматических звуков (это второй путь). Зная точно, насколько завышается тон при определённых сочетаниях вентилей (дефект достигает четвертитона при нажатии всех трёх), можно подобрать аппликатуру для нужного звука. На трубе дефект компенсируется с помощью выдвижения двух подстроечных крон (своеобразных «миникулис») во время игры. Но их можно использовать и на тех аппликатурах, где они не требуются, получая новые возможности для извлечения микрохроматики. И, наконец, на валторне коррекция происходит за счёт изменения положения правой руки в раструбе, что тоже может использоваться для интонирвания микроинтервалов.

Но, пожалуй, самыми богатыми возможностями в области микрохроматики обладают деревянные духовые инструменты.

Извлечение интервалов меньше полутона возможно на деревянных духовых четырьмя способами:
  • губами, изменяя поток воздуха или воздействуя на трость;
  • (только на дульцевых) отворачивая или поворачивая дульце к себе;
  • частично закрывая отверстие или клапан;
  • с помощью нестандартной (вилочной и т. п.) аппликатуры.
Последний способ — самый точный. Остановимся на нём подробнее. В основе действия нестандартных аппликатур для микрохроматики лежат три акустических принципа. Принцип вилочной аппликатуры: происходит понижение тона, если, кроме его нормальной аппликатуры, зажимается ещё одно или несколько отверстий ниже; при этом между основной аппликатурой и добавленными зажатыми отверстиями должно быть как минимум одно открытое отверстие (на блок-флейте такие аппликатуры применяются как нормальная техника игры для получения бемолей и диезов).

Принцип нестандартных передувных отверстий заключается в следующем. На некоторых инструментах (гобой, кларнет...) используются небольшие отверстия, повышающие звук на октаву или дуодециму. Такие клапаны называют передувными. Однако можно таким образом передувать не только на эти интервалы, но и на многие другие, используя другие отверстия в качестве передувных. Для этого нужно найти то место в канале, где будет находится узел нужного нам обертона. То есть принцип примерно тот же, что и для извлечения флажолетов на струнных — нужно найти «место прикосновения», ослабить основной тон так, чтобы не приглушить нужный обертон. Но из-за того, что обычные отверстия, в отличие от передувных, слишком широки, происходит дополнительное повышение звука на некий микроинтервал. В некоторых случаях возможно даже открывать несколько соседних клапанов и/или отверстий для большего повышения.

Третий принцип — использование дублирующихся клапанов. Возможен в клапанных системах, где таковые присутствуют. Дублирующиеся клапаны  (которые не следует путать с дублирующимися рычагами, приводящими в действие один и тот же клапан) есть в системе кларнета. Нажимая оба клапана, мы производим дополнительное повышение тона.

Использование всех трёх принципов позволяет извлечь множество микрохроматических тонов и мельчайших интервалов.

Итак, мы увидели, что микрохроматика — неотъемлемая часть современной музыки, имеющая богатую историю. В наше время она очень подробно разработана как теоретически — усилиями музыковедов и композиторов, так и практически — в области исполнения на совершенно разных музыкальных инструментах.

Продолжение следует.









С любезного разрешения главного редактора журнала Елены Езерской.

Новые техники игры на инструментах. Часть первая



Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner